значок предупреждения
YOUR BROWSER IS OUT OF DATE!

This website uses the latest web technologies so it requires an up-to-date, fast browser!
Please try Firefox or Chrome!

Планируются экспедиции в леса Русского Севера. Это районы, где объемы сохранившихся лесов, в том числе и не тронутых вообще рукой человека, до сих пор значительны. Архангельская область, Карелия – в первую очередь. Здесь  лесозаготовки, деревообрабатывающая  и целлюлозно-бумажная промышленность составляют существенную часть экономики регионов. Первая экспедиция будет проведена на Русский север (минуя Республику Карелия) уже в сентябре 2018 года. Вторая экспедиция пройдет уже конкретно по Карелии.

Прошедшие экспедиции выявили многое, не видимое со стороны. Даже заставили в чем-то пересмотреть сложившееся ранее мнение о проблемах Русского леса.

Ситуация с вырубками в Архангельской области. Снимки со спутника, вырубки там очень большие и не восстанавливаются. Как и в Сибири (и на Дальнем Востоке соответственно) вырубки уносят как можно дальше от населенных пунктов, чтобы не возникало «проблем с общественностью».

Давайте посмотрим на лесное хозяйство этих, запланированных под новые исследования,  регионов предметно.

Карелия. 52,9 % территории до сих пор леса.

  • 14 500 000 га лесного фонда.
  • 9 159 400 га заготовка древесины (то есть, под вырубки).
  • 135 000 га охотхозяйства ( то есть, спортивное убийство животных).
  • 292 га заготовка пищевых ресурсов ( то есть, сбор грибов, ягод, трав: возобновляемое природопользование).
  • 193 га рекреационная деятельность ( то есть, базы отдыха).

Это данные официальные, взятые с сайта Минлесхоза Карелии.

ДВЕ ТРЕТИ (!) имеющихся лесов предназначаются под вырубки.
И только меньше четырех ТЫСЯЧНЫХ (!) процента от общей площади лесного фонда предназначены под возобновляемое природопользование.

Как то так… ;(((

Архангельская область. Леса 54,1 %.

  • 28 500 000 га лесов, примерно.
  • 115 405, 3 га вырублено за 2016 год.

Что меньше половины процента от общего количества. То есть, чтобы вырубить все леса, потребуется 200 лет. Вроде бы, и беспокоиться не о чем?

Правда, рост объемов вырубок на 11% к уровню прошлого года. И планируется увеличение объемов в будущем: даже сетуют, что имеющиеся производственные мощности по переработке древесины сейчас загружены наполовину. Соотношение эксплуатационных (предназначенных под вырубки потенциально) к защитным примерно две трети к трети.

Просто не все осваивается прямо сейчас. Русские леса Архангельской области пока защищает отсутствие дорог, не освоенность территории. Вырубки ведутся по Северной Двине и дорогам имеющимся: где можно вывезти.

При этом лесохозяйственный комплекс области считается фантастически хорошо работающим. В сравнении с другими регионами. Лесовосстановление, фактически, полное. Ежегодные лесовосстановительные работы проводятся на 60. 000 га, преимущественно силами арендаторов.

Но обольщаться не стоит: 93% таких работ, это так называемое СОДЕЙСТВИЕ ЕСТЕСТВЕННОМУ ЛЕСОВОССТАНОВЛЕНИЮ. Чуть позже разберемся с тем, что это такое, отдельно.

Сама структура лесопользования схожа, что с описанной Карелией, что с другими регионами. Вот какие объемы переданы в аренду и пользование.

  • 15 839 800 га всего (56% ВСЕХ лесов Архангельских).

Из них:

  • 14 351 400 га под вырубки.
  • 154 200 га охотхозяйства.
  • 30 129 га заготовка пищевого сырья.
  • 91, 530 га рекреационная деятельность.

Пока все однотипно. Половина северной тайги под выруб: просто не сразу, а как осилят. Но договора с лесорубами УЖЕ ЗАКЛЮЧЕНЫ НА БУДУЩЕЕ.

! А теперь, внимание! Некоторые интересные, положительные, отличия в структуре лесопользования в Архангельской области!

  • 296 204, 39 га под сельское хозяйство.
  • 3 124 га под ВЫРАЩИВАНИЕ (!) лесных плодовых, ягодных и лекарственных растений.
  • 4, 99 га под посадочный материал лесных растений.

То есть, моменты РЕАЛЬНОГО ВОЗВРАТНОГО ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ!

Все перечисленные статистические данные взяты из Доклада Минприроды за 2016 год из свободного доступа на сайте. Чуть-чуть прямых цитат из этого Доклада.

«Влияние  антропогенных  факторов  на  состояние  древостоев  проявляется преимущественно в сосновых насаждениях, пройденных подсочкой. Наибольшая площадь таких  насаждений  отмечена  в  Вельском,  Онежском,  Шенкурском,  Приозёрном  и Березниковском лесничествах.»

«По  состоянию  на  01  января  2017  года  в  лесном  фонде  Архангельской  области насаждения  с  нарушенной  и  утраченной  устойчивостью  были  зафиксированы  на  общей площади  940,1  тыс.га  (из  них  546,5  тыс.га  признаны  погибшими).  Причём  94,0%  этой площади  сосредоточено  в  Березниковском,  Верхнетоемском,  Выйском,  Карпогорском  и Сурском лесничествах, где в 2004-2005 годах экспедициями ФГУ «Рослесозащита» было отмечено усыхание и распад еловых древостоев, расположенных в междуречье Северной Двины и Пинеги, в результате действия комплекса неблагоприятных факторов, а именно:

— изменения уровня грунтовых вод на фоне общего ослабления древостоев высоким возрастом,  УСУГУБЛЕННОГО  МАСШТАБНЫМИ  РУБКАМИ,  ПРОВЕДЁННЫМИ  В  ДОЛИНАХ  РЕК  И  НАРУШИВШИМИ  ГИДРОЛОГИЧЕСКИЙ  РЕЖИМ  ЛЕСНЫХ  УЧАСТКОВ,  РАСПОЛОЖЕННЫХ  В  ЗОНАХ ВОДОСБОРА ЭТИХ РЕК.  Последующее  воздействие  стволовых  вредителей  и  болезней  леса  способствовало дальнейшей деградации насаждений.»

А теперь перейдем к практическим выводам экспедиций прошедших, которые нуждаются в проработке в ходе новых исследований.

  1. Масштабы лесов русских необъятны. И по настоящему что-то глобально сделать для сохранения лесов может (и должно!) государство. При чем, и некоторые идеи, наработки, как и в какую сторону может меняться система лесопользования, появляются.

! Это может быть несколько неожиданно, но при всех своих глобальных недостатках, хоть что-то реальное сегодня для сохранения русского леса делает только государственная система лесной охраны.

  1. Основная часть массовых вырубок никакого незаконного характера не носит. Они плановые, легальные, с соответствующего разрешения государственных органов.

! И вот это стало самой большой неожиданностью исследований, которую незаметно со стороны.

Во всех лесных регионах, где приходилось быть, браконьерство в вырубке леса видно «не вооруженным взглядом». Есть частники, собирающиеся в бригады по несколько человек. Есть небольшие пилорамы, принадлежащие местным. Лесники про них прекрасно знают… но ничего не делают. Почему? С одной стороны, занимаются этим местные. Где-то родственники, где-то просто конфликтов в собственном поселке не хочется. Но, главное, те, кто «вживую» с лесом работают, понимают: такие полу-браконьерские (выписка на лес все-таки берется, но выписав 10 кубов, вырубается 100) объемы несопоставимо меньше легальных промышленных рубок.

Оценить точно сложно. Но «на месте» общий порядок понятен: такое браконьерство никак не составляет и 5% от объема ПЛАНОВЫХ ЛЕГАЛЬНЫХ ВЫРУБОК. Те практики, с кем приходилось общаться, оценивают объемы такого местного браконьерства в 1, от силы 2%.

Не стоит думать, что в лесном хозяйстве работают одни идиоты и негодяи. Это не так. Сложилась система вырубов, уничтожения лесов, которую невозможно изменить сразу. Она инертна. И ищутся пути по изменению этой системы.

  1. Крупный бизнес в существующем варианте – враг русского леса.

Это неожиданностью не стало. И реформироваться, меняться крупный бизнес не желает и не станет: ЛЕС ДЛЯ НЕГО ПРОСТО СРЕДСТВО ЗАРАБОТКА. Только деньги, как говорится, ничего личного.

Неожиданностью стал предыдущий пункт. Госструктуры скорее союзник, заинтересованный в изменении структуры лесопользования.

  1. Лесовосстановление и возвратное лесопользование. Очень привлекательный, СТРАТЕГИЧЕСКИЙ, подход к ЛЕСНЫМ БОГАТСТВАМ?

Так, да не совсем так на практике.

Советская система такого плана была. Работающая. Но и она не идеальна и нуждается в осовременивании. По той же Архангельской области, черновая, естественная тайга, на более северных участках – 60% елово – сосновая. Восстановленные с советских рубок участки уже другие. Зарастают осиной и березой: хвойников менее 30%.

Уже упоминалось, что 93% лесовосстановительных работ, это содействие естественному лесовосстановлению. На практике, это во многом лукавство. Что это такое? Выруба зарастают и сами. Но можно предпринять ряд действий (сгребание земли в кучи, удобрение почвы, семена, сжигание остатков – в зависимости от условий на месте), стимулирующих этот процесс. При этом проследить за правильностью таких действий не просто, а на откуп это отдано все тому же арендатору – бизнесмену, которому нужны доходы сегодня, а до стратегических целей и будущего русского леса и дела нет.

Сам подход к лесу, как к источнику сырья и доходов, должен измениться. «Лесные богатства» — термин морально устаревший. И это не значит даже, что подход не экономический. Вполне в рамках экономики, но экономики современной, учитывающей новые знания, новые технологии. Лес, это не только древесина, но и продукты питания, воздух, регулирование стока вод.

Сколько стоит чистый воздух? Сколько стоит чистая вода? Сколько стоят по-настоящему чистые продукты питания (не секрет, что, допустим, земли сельхозназначения Югов чуть не полностью засорены пестицидами – гербицидами и прочей дрянью)?

ИЛИ  «ПОРУБИТЬ  НА  ДРОВА»  ИСТОЧНИК  ВСЕГО  ЭТОГО  РАДИ  КОПЕЕЧНОЙ  ПРИБЫЛИ  ОТДЕЛЬНЫХ  ЛИЦ  СЕГОДНЯ?

Ну, и на конец, сформулируем задачи следующих экспедиций в рамках проекта «РУССКАЯ ТАЙГА»

Что может сделать человек, или объединение частных лиц с возможностями весьма ограниченными, для будущего русского леса?

Многое!

  1. Необходима независимая оценка протекающих сейчас процессов социальных, экономических, связанных с лесами.
  • Бизнес замалчивает ситуацию.
  • Государственная машина тяжелая и неповоротливая. Хотя, все таки, заинтересована в дальнейшем стратегическом развитии.
  • Лес находится в живой связи с людьми, этим лесом живущими.

От этого и мой проект «РУССКАЯ  ДЕРЕВНЯ»

И Север, и Сибирь – ситуация одна и та же. Деревни стоят заброшенные, нет денег, нет социальных, бытовых условий для жизни. Люди бегут в города, в центр.

При чем в мире современном, с интернетами и прочими «искусственными разумами», все решаемо. Есть технологии, но они не реализованы на практике.

  1. Нужны модели, действующие в реальности, устойчивого развития и лесопользования, не истощающие лесные вайгулы.

Не важно, будет это 1 га и 1 человек, или 100 га и несколько семей. Нужна практическая реализация, с возможностью создания методических рекомендаций в последующем и распространение, тиражирование такого опыта.

Государственные лесохозяйственные структуры вполне созрели до такого подхода, но НЕТ  МОДЕЛЕЙ, КАК  ЭТО  РЕАЛИЗОВАТЬ  ТЕХНИЧЕСКИ.

  1. Нужны модели и методические рекомендации, что может сделать для леса любой человек, в этот самый лес приходящий, добровольно, на волонтерской основе, самостоятельно.

Не многие, но в лес ходят гулять. Выезжают за грибами – ягодами. Хоть на шашлыки недалеко за город. Но не все знают, что можно сделать для пользы лесов. Пусть, опять же, не все, но кто-то мусор за собой убирает. Значит, есть и люди сознательные. Кто-то мог бы делать и что-то еще: нужна технология. Что и как.

Поэтому, в рамках проекта «Русская тайга» я выделяю основные направления: 

Программа ПОМОЩИ  ПТИЦАМ.

Не секрет, что численность их уменьшается из-за человека. А одна малая птичка  побольше среднестатистического лесника для сохранности лесов делает, вредителей уничтожая.

Кормушки и подкормка. Гнездовья – дуплянки («скворечники») искусственные. Что и как.

Программа ЛЕСНЫЕ  СЕМЕНА.

Это не сложно, но можно собрать семена сосны, ели. И посадить их затем. Нужно знать, как, что, где нужно, а где не нужно высевать.

Сейчас, в рамках проекта «Русская тайга» будут проведены общественные экспедиции на Русский север. В нашу задачу входит сложная и кропотливая работа по сбору важнейшего материала о вырубках, личная проверка ситуации с вырубками, оценка с последующим сравнением официальных и увиденных лично данных о состоянии леса, сбор семян для дальнейшего самостоятельного посева молодых лесов и конечно же, мы оценим и соберем материал о лесных птицах Русского севера. Именно птицы и лесные белки, в своем большинстве, являются по-настоящему трудолюбивыми лесникам, ежегодно помогая лесам и участвуя в единой экосистеме Русского леса.

Проект «Русская тайга»: https://pavel-pashkov.ru/rus-taiga/ — следите за обновлениями, подписывайтесь и делитесь в социальных сетях! Сохранение величайшего природного достояния России для наших детей — в руках каждого из нас. Проект общественный исключительно и направлен на защиту и охрану лесов нашей Родины. 

 

С Уважением ко всем народам России, всегда Ваш, Павел Пашков

 

СТАНЬТЕ СОУЧАСТНИКОМ

Считаете этот материал важным? Станьте соучастником проектов Павла Пашкова и поддержите Русскую Тайгу, экспедиции и выход новых материалов.

Сбербанк: 5469 4000 3350 5087 (П.Пашков)
Яндекс. деньги: 410014591400990

Узнать подробнее

загрузка
×

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять