значок предупреждения
YOUR BROWSER IS OUT OF DATE!

This website uses the latest web technologies so it requires an up-to-date, fast browser!
Please try Firefox or Chrome!

Размышления  о русской охоте: заметка первая.

Есть в России госструктуры, занимающиеся охотой и охотничьим хозяйством. Есть и статистика. Официальная. Неофициальной и нет: сложно для учета. Разве что мнения и мнения оценочные отдельных специалистов. И статистика говорит, что численность зверя и птицы в Русской Тайге не просто не уменьшается, но и медленно растет. Численность «дичи», то есть, животных и птиц, как объекта для охоты. Это радует! Ну, должно радовать – количество животных и птиц, это некоторый показатель и здоровья Русской Тайги. Живая, здоровая тайга – и население ее прибывает, есть, чем питаться и где жить.

Вопрос первый и главный: а насколько объективна такая радужная статистика?

Цитирую ФГУП «Центрохотконтроль», материал «Состояние охотничьих ресурсов в Российской Федерации в 2008-2013 гг.» (http://www.ohotcontrol.ru/resource/Resources_2008-2013/Resources_2008-2013.php )

«По данным государственного мониторинга 2012-2013 гг. численность выдры в России составила более 100 тыс. особей. По сравнению со среднемноголетним показателем численность выдры «увеличилась» более чем на 20 тыс. особей. Резкое увеличение особей этого вида связано с недостоверной информацией, направленной в уполномоченный орган Томской области от охотпользователя, определившего предельно завышенную численность. Без учета этих ошибочных данных численность выдры в России находится на стабильном уровне и составляет 80,0-85,0 тыс. особей.»

«Общая численность волка в России, по данным государственного мониторинга, в 2013 г. оценивалась в 44,4 тыс. особей, что ниже прошлогоднего показателя более чем на 13 тыс. особей. Снижение численности волка произошло в первую очередь из-за произведенной в 2013 г. по отношению к оценке за 2012 г. уполномоченным органом Республике Саха (Якутия) коррекции оценки численности волка (численность была скорректирована с 10,7 тыс. особей до 2,6 тыс. особей).»

В двух регионах данные оказались враньем! Выдру «преумножили» на 20%, а волка – на 25%!

То, что само государственное ведомство разбирается и признает, что им передают завышенные оценки численности, это хорошо. Плохо, что это характеризует общий подход к делу в стране в госорганах. Что произошло в данных случаях? Я предполагаю, что в центре заметили нереально завышенную численность животных. Типа, вы что, совсем нас за идиотов держите? Как у вас стало 10 тысяч зверей, если в прошлом году не было и тысячи? Их из Америки завезли или с Луны свалились?! Тех же, кто не завышает численность в погоне за хорошими отчетами и премиями за работу так нагло, просто не заметили. Вот и «растет» численность зверя и птицы в Русской Тайге… по статистике! А местное население, старики, говорят: «Мало зверя в тайге стало!» Только их частное мнение разве что-то значит против государственной статистики?!

Сам же я сказать одно могу: дедам в селе я верю больше, чем чиновникам в конторах. К сожалению…

Вопрос второй: не только численность.

С конца прошлого века, лет с 90-х, изменился и характер популяции животных и птиц Русской Тайги. Резко выросло число охотбаз, охотхозяйств. И продолжает расти. Коммерческий сектор спортивной охоты. От ситуации, когда такой деятельности коммерческой фактически не было, до существенного, вполне «денежного», сегмента рынка. Конечно, доходы здесь не такие, как в промышленной лесозаготовке. Но так же весьма высокие. И, часть животных, разводится, выращивается искусственно. То есть, это уже не совсем «дикие» звери. Примерно, как утки в московских прудах или белочки в московских парках. Человека не боятся, кормятся человеком. Хотя, и живут, вроде, свободно. Но, все одно, уже изрядно «очеловечились». Существенный нюанс, что в отчеты они попадают, но живут на территории отдельных охотхозяйств. В природную среду включены не полностью.

Вообще, разведение, пусть и для охоты, момент скорее положительный. Вроде…

Но не могу тут не упомянуть и следующее. В современном мире такая «спортивная охота» становится все больше и больше «спортивным убийством» в чистом виде. Егеря отбивают, например,  быка от стада и подгоняют его охотнику под выстрел. Вся разница в том, что это не привычная «буренка из Простоквашино», а лось или благородный олень. Выслеживание реального дикого зверя там нет. Как и в помине нет давно необходимости в шкуре или мясе. Одно желание убийства осталось. Одну собственную страсть к убийству и удовлетворяет такой современный «охотник».

В итоге, картина не столь радужная, как «по бумажкам». Статистике официальной доверять можно разве что с бо-о-ольшой осторожностью! И сама структура высших организмов в Русской Тайге не однозначная. Разведение нескольких, удобных для охоты, видов финансируется даже. Не только в частных, чисто работающих на прибыль, охотхозяйствах. И в государственных тоже. Только исследованием «некоммерческих» видов толком и не занимается никто. А вопрос исследования связей живых организмов в отдельном участке тайги, изучения системы живой организма леса — даже не ставится! За убийство платят, а за исследования жизни – нет. Хорошо, что хоть заповедники есть. Мало только таких территорий, и исследований еще меньше…

Автор: писатель Павел Пашков. 

Поделитесь в социальных сетях!

МЕТКИ: защита лесов, писатель павел пашков, проект Русская тайга, численность животных

загрузка
×