значок предупреждения
YOUR BROWSER IS OUT OF DATE!

This website uses the latest web technologies so it requires an up-to-date, fast browser!
Please try Firefox or Chrome!

Вот и закончилось обсуждение концепции нового лесного законодательства в общественной палате РФ. От имени общественности я рассказал о том, каким должно быть будущее нашей земли. Донес информацию и о том, что первичное лесопользование (заготовка древесины) должно уходить в прошлый век. Говорил быстро, дали всего 10 минут. Представители крупнейших лесозаготовительных компаний лоббируют свои интересы пытаясь продавить все в сторону еще больших заготовок древесины. Мне было сложно общаться, чуждый мир, чуждые мне люди. Ушел злой! Но это опыт, и он несомненно был нужен.

Пока воздержусь от комментариев. Текст моего выступления можно прочитать ниже!


Доброго здравия, соратники!

Мы с вами сейчас обсуждаем концепцию нового Лесного кодекса Российской Федерации.

Открытое общественное обсуждение концепции нового Лесного кодекса Российской Федерации. Очень серьезное название!

Само название мероприятия подразумевает, что у нас есть плохой Лесной кодекс, а мы хотим получить Лесной кодекс хороший. Это на мой взгляд изначальная ошибка. Это ошибка в постановке вопроса сразу.

Даже, больше скажу. Возможно, это прозвучит неожиданно. Но сейчас у нас в стране, на 2019 год, если и не хороший, то, как минимум, и не плохой кодекс. Это не кодекс 2006 года, который принимался с учетом, преимущественно, одной только части общества. Который принимался в интересах коммерческих, прежде всего. Если вы посмотрите на кодекс сегодняшний, то дополнений и поправок там больше половины. Уже отражены интересы федеральной власти. Уже есть некоторый общий взгляд. Уже появились элементы научного подхода к важности лесной экосистемы в целом для всех людей, для всех граждан, для всего населения страны.

Действительно проблемно два момента:

Первое: кодекс с большим количеством поправок напоминает лоскутное одеяло. Не все элементы синхронизированы друг с другом. И это кроме еще и других лесных законов, ведомственных регламентов и тому подобных подзаконных актов.

И второе, еще более важное: нет опыта применения, использования Кодекса. Последние поправки вообще этого, текущего 2019 года. И существенные поправки прошлых лет еще только внедряются в практику. Задача не в идеальном документе. Идеального документа и быть не может. Необходим работающий на практике документ. Необходима практичность всего лесного законодательства в целом. Один Лесной кодекс этих вопросов не решит. Никак не решит!

Теперь по сути вопроса.

Какова цель создания нового Лесного кодекса страны? Какие задачи должен решать новый Кодекс? Сейчас я не вижу понятного ответа на эти вопросы. У нас нет работающего лесного законодательства в целом. Есть претензии к работе всей системы. Природоохранной, управления лесами. Дальше, по пунктам, коротко мое видение вопроса.

Первое.

Принципиально вообще отказаться от подготовки нового Кодекса. На срок, достаточный для оценки работоспособности поправок в старый Кодекс. Но срок разумный, не завышенный. Год, максимум два года. Создать в профильном министерстве специальную комиссию, если такой нет, по оценке результата, эффективности работы поправок. С четким ежеквартальным и итоговым отчетом о проделанном.

Второе.

Предложить Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации создать (если такой не имеется) Межведомственную Комиссию по стратегической оценке взаимодействия Человека с Окружающей средой.

Сейчас в законодательстве мы не просто бежим по перрону за последним вагоном уходящего поезда! Поезд давно ушел. И лесное законодательство, тем более, основополагающий документ, Лесной кодекс, необходимо для целей завтрашнего дня, а не вчерашнего, с бесконечным внесением морально устаревающих изменений.

Такая научная комиссия должна решать следующие задачи:

— Леса находятся не в вакууме. Современного, работающего закона не может быть, без взаимодействия с другими законами. Уже сейчас стоит не отработанный вопрос о лесах на землях сельхозназначения. И обратный, не столь заметный, о сельскохозяйственном производстве на землях лесного фонда.

Приведу еще пример технологий, которые опробованы в нашей стране, прибыльны, но широко не используются.

Кленовый сироп. Потенциально возможны посадки, плантации быстро растущего клена. Товарное производство не древесины, а сока.

Существовали предложения посадок быстро растущей липы в условиях Сибири с функцией пожарозащитной, разделительными полосами между легко возгорающимися лесами. Размещение пасек. Товарный липовый мед мог бы такой проект сделать даже прибыльным.

Пока же у нас, в искусственном лесовосстановлении, есть налаженная кое-где технология выращивания жердей. Прекрасные видел участки жердей, где выросла загущенная, не прореженная лесопосадка. И, не смейтесь, ее можно сделать коммерчески рентабельной. Проредить. Организовать простое, дешевое производство готовых секционных заборов из жердей в этническом стиле. Разрекламировать модный бренд от Рослесхоза. Расходы на прореживание отобьются, может, и прибыль даже останется. И нормальный, товарный лес будет на этом участке через некоторое время.

Лес ради древесины – это морально устаревшее первичное лесопользование, которое в современном прогрессирующем мире совершенно не верное. Сейчас, из-за отсутствия централизации лесного хозяйства, власти регионов совершенно не заинтересованы в том, чтобы менять подход к лесному хозяйству. Вырубка лесов – это сиюминутная прибыль. Пытаться наладить вторичное использование лесов (кленовый и березовый сок, ягоды, грибы, орехи, пасеки и т.д) власти не хотят, потому, что нет денег прямо сейчас. Вырубка же коммерческой древесины приносит доход сразу! Элементарно Беларусь на сегодняшний день имеет монополию на березовый сок. Это вкусно, это полезно и экологически правильно. Где наш березовый сок?

То, что сегодня называют «вторичным лесопользованием» должно быть «первичным». Понятие «лес ради древесины» должно уходить на задний план! Тут выбора только два: или уничтожить природу окончательно ради сиюминутной прибыли сегодня, или изменить в корне всю систему лесного хозяйства ради будущего наших детей.

То есть, первая задача такой Комиссии – межведомственное взаимодействие и синхронизация законодательных инициатив.

— Второй задачей такой Комиссии должен стать футурологический прогноз, оценка возможного будущего развития. Мы ни к чему не придем, копаясь в прошлом опыте.

Приведу в пример централизацию сейчас пожарной авиации. От 120 самолетов, как я слышал, осталось 8? Нужно время для восстановления, не один год. Возможно, беспилотные летательные аппараты и нужны, с большим радиусом действия? Даже если будет пилотируемая авиация – никаких гарантий, что идеален «кукурузник», АН – 2.

Мы не можем знать, каким будет будущее. Но мы можем оценивать общее направление развития. И нужны соответствующие люди, с соответствующим мышлением. Я слышал предложения, привлекать к работе над новым законодательством академиков Российской Академии наук. Не бесполезно, конечно. Но они смогут предложить опыт собственно в лесных вопросах и наработки еще Советского Союза. Это интересно, но это не все. Нужны не академики, а аспиранты, студенты старших курсов. И не только по лесотехническим специальностям. А собственно целостным прогнозированием будущего занимаются писатели – фантасты профессионально. Помните Жюля Верна, с его подводной лодкой, Наутилусом? У нас в стране сейчас есть несколько фантастов, работающих с темами недалекого будущего. Почему бы не обратиться к ним за их мнением? Потому, что этого не делали никогда? Специалисты узкие, чисто по лесному хозяйству, не видят картины в целом. Да и таких даже специалистов не хватает.

Соответственно, создавая такую Комиссию, нужны представители министерств и ученые, специалисты. А, может быть, и писатели. И специалистов, экспертов должно быть больше, чем администраторов.

Третье.

Вектор развития лесного законодательства сформировался за последние годы. Это федерализация, централизация. Есть возражения, что это монополизация, по сути. Путь к коррупции, распределению госзаказов. Это абсолютно правильное мнение. Только социальная система, система власти далека от идеала в принципе. Региональная коррупция, «местничество» ничем не меньше и ничем не лучше. А задачи такие нужно решать, что иначе, чем в масштабе всей страны их просто невозможно решить.

Поэтому централизация должна сохраняться. Я не вижу тут другого варианта.

И я резко против передачи лесов в частные руки. Не важно, на праве собственности, или под видом долгосрочной не контролируемой, безотзывной аренды. Это я говорю о вырубках, первичном, так сказать, лесопользовании.

И конечно же, я категорически против передачи лесов иностранным компаниям в аренду под вырубки. Неоднократно уже публиковал об этом материал, рассказывал и говорил о проблеме. Почему нельзя помочь нашему бизнесу? Зачем отдавать леса в аренду на 49 лет иностранным компаниям, когда собственное население практически не имеет возможности развивать регионы? Вместо того, чтобы помочь регионам встать на ноги, региональные власти ради сиюминутной прибыли меняют леса регионов на иностранный капитал. Опять же нужна централизация! Нужен контроль. Сейчас леса рассматриваются исключительно как возможность заработка денег. И не более.

Использование лесов без изъятия древесины, наоборот, нужно развивать. Лесные пасеки, комплексные лесосады. Только таких проектов почти и нет. И площади это очень незначительные. Но это то, что нужно поддерживать. И надежной, длительной, желательно, бесплатной арендой в том числе.

И четвертое, последнее.

В существующем Кодексе есть нормы, регламентирующие лесные права граждан. «Граждане имеют право свободно и бесплатно пребывать в лесах и для собственных нужд осуществлять заготовку и сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов…» — и так далее.

Несмотря на «платность использования лесов», как один из приоритетных принципов Лесного кодекса, ни в коем случае нельзя ухудшать положения рядовых граждан страны  по этому вопросу. Идеи такие я встречаю у законодателей, вводить денежные сборы за сбор грибов – ягод. Это копейки, при себестоимости сбора таких налогов в рубль. Но это опасный способ дестабилизировать ситуацию социальную, спровоцировать конфликты в обществе.

Мне и так очень не нравятся, появившиеся, буквально, недавно высказывания в прессе типа, «экопартизаны» и тому подобное. Доверия к власти в обществе и так нет, ни на грош. И любые, даже мелкие и локальные, конфликты будут мешать работе.

Вообще, думаю, до полноценной работы над обновлениями лесного законодательства, нужна предварительная точная терминология.

— Нужно четкое разделение коммерческой и не коммерческой деятельности с однозначным толкованием. И коммерческая деятельность так же однозначно должна быть разделена на дестабилизирующую лесную экологическую систему и устойчивое, не нарушающее экологическую систему, лесопользование.

— Ну, и да! Пусть Лесной кодекс называется Лесным кодексом, по традиции. Но мы должны помнить, что правительно определение не «лес», а «лесная экологическая система»? И фактически, и юридически правильно – «лесная экологическая система»!

Всех благодарю за внимание!


Автор: писатель Павел Пашков. 

МЕТКИ: лесное законодательство, общественная палата, писатель павел пашков, проект Русская тайга

загрузка
×

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять