значок предупреждения
YOUR BROWSER IS OUT OF DATE!

This website uses the latest web technologies so it requires an up-to-date, fast browser!
Please try Firefox or Chrome!

Русский путешественник, писатель Павел Пашков на Финском заливе. Экспедиция в защиту лесов и экологии России 2019.

Если вы посмотрите любую карту загрязненности Мирового Океана, то наиболее проблемные зоны будут там, где хозяйственная деятельность человека наиболее активна. По пятнам нефтепродуктов, это маршруты самых активных перевозок морским транспортом. Трансатлантика, например, от Европы до Америки. По загрязненности общей самые черные зоны, это побережья, устья крупных рек в местах наибольшей численности населения и промышленных районов. Например, Юго-Восточная Азия, все тот же Китай с глобальной промышленностью и огромным населением. Сливаются отходы предприятий и населенных пунктов в реки. Потом все выносится в моря и океаны. Балтика, и Финский залив в частности, так же одно из самых «черных» мест.

Финский залив. Вода загрязнена и отравлена годами. Купаться нельзя!

Я не пытаюсь представить сколько-нибудь научного отчета. Такие работы есть. Они доступны, и любой может легко их найти и прочитать при желании. Я хочу показать общую картину, понятную всем. Мы не задумываемся, и экологические проблемы кажутся чем-то далеким и отстраненным. Но это не так. Это касается нас всех, и прямо сейчас.

Финский залив мелководен. Средняя глубина — 38 м, максимальная глубина 121 м, глубина Невской губы — всего 6 м и меньше. На берегах залива расположено несколько городов. У нас это Санкт-Петербург (включая Кронштадт, Сестрорецк, Зеленогорск, Ломоносов, Петергоф), Приморск, Сосновый Бор, Выборг, Высоцк и Усть-Луга. Еще в Финляндии: Хельсинки, Котка, Ханко. И в Эстонии: Таллин, Тойла, Силламяэ, Нарва-Йыэсуу, Палдиски. Плюс впадающая в залив Нева и множество мелких рек с населенными пунктами возле них. Это огромные порты и промышленные зоны на побережье. Все это определяет экологическое состояние, мягко говоря, как неудовлетворительное. С риском сорваться в крутое пике катастрофы в любой момент. Состояние Невской губы с Санкт-Петербургом еще плачевней. Здесь совсем маленькие глубины. Самый огромный загрязненный сток. И построенные сооружения для защиты города от штормов, снизившие водообмен с остальной частью залива на 10 – 20% по оценке ученых.

С 1989 по 2005 год объём улова рыбы в Финском заливе сократился в 10 раз. Это индикатор общего состояния биологической системы. Давайте, для наглядности, посмотрим так:

15 лет прошло – там, где ловили 10 рыб в 1989 году, в 2005 году уже удавалось поймать 1 рыбину.

Хорошо, что рыба у нас не доминирующий продукт питания! Иначе многие из нас уже бы элементарно умерли с голоду, не сумев прокормить свои семьи! Все еще кто-то думает, что экологические проблемы – это проблемы завтрашнего дня?! Это проблемы вчерашнего дня: сейчас это начало катастрофы, которую мы продолжаем игнорировать!

Я хочу, чтобы как можно больше людей осознали реальную ситуацию. Вот на этом конкретном примере Балтики, посмотрите. Все открыто, это доступная информация, есть в Википедии. Нам усиленно продолжают полоскать мозги, что никаких проблем нет. Задумайтесь, почему? И как такое вообще может быть: 9 из 10 шпротин сдохли, а проблемы нет? Я вам объясню, как такое может быть. Крупные транснациональные компании монополизируют рынок. Их такая ситуация прекрасно устраивает. Мелких рыболовецких артелей фактически нет. Нет рыбы. И не только Балтики это касается. Корпорации уже от крупных рыболовецких флотов во многом перешли к аквакультуре. Современные глобальные рыбозаводы, огромные участки изолированных прибрежных вод. Интенсивные технологии, стимуляторы роста, антибиотики в профилактических целях и т. д. Ничего, что часть шпротин то с двумя головами, то с двумя хвостами. Из них просто делают шпротный паштет, и все. Все в прибыль! И – МОНОПОЛИЯ! И я не преувеличиваю. Все доступно для проверки, это не секретная информация, так же, как то, что из 10 «диких» шпротин 9 сдохли еще к 2005 году. Эту информацию скрыть невозможно, настолько ее много. Поэтому транснациональные корпорации идут по другому пути. Они оплачивают экологические экспертизы. Покупают государственные органы. Создают крупные экологические организации, системы международной сертификации и т. п. И это, отчеты и деятельность таких «карманных» ученых, общественных и правительственных организаций, продвигается и рекламируется. Объективная информация и есть, только ее никто не видит. И корпорации контролируют сразу и рыбозаводы, и «наземный» агрокомплекс, и фармацевтические, и химические предприятия. Один собственник у всего. И правительства целых стран «покупать на корню» для них не вопрос с такими размерами.

В Финский залив сливают фекальные воды со всех населенных пунктов. Эти же воды несут реки Ленинградской области. Собственными глазами видел множество таких якобы «сточных вод», которые выносят канализационные фекалии в Финский залив по всему побережью.

Давайте посмотрим на Финский залив дальше. Со шпротинами все ясно. В 2013 году Роспотребнадзор Петербурга из 24 пляжей на территории города признал пригодными для купания только один. На остальных купаться не желательно. Шкурка, вероятно, потом клоками облезет!

Из 24 пляжей к 2013 году купаться безопасно можно было только на одном.

Смотрим дальше.

«Порт Усть-Луга в Финском заливе станет обслуживать импорт в Россию радиоактивных и ядерных отходов через Балтийское море. Политическое решение об этом было принято Правительством России в 2003 году (Распоряжение № 1491-р от 14 октября 2003 года). Если проект в Лужской губе будет реализован, то поток тысяч тонн ядерных отходов (обеднённого гексафторида урана), который сейчас идёт из Германии и Франции через Кронштадтский порт Санкт-Петербурга, будет перенаправлен через эту закрытую приграничную зону. Далее этот опасный груз будет следовать через Санкт-Петербург в Новоуральск, Ангарск и другие города на востоке России.» Цитирую Википедию. Намеренно цитирую, чтобы проверить легко и любой мог. Чтобы никаких обвинений в надуманности и преувеличении и быть не могло.

Это называется, велика Россия, а бежать уже и некуда! Так Балтика и Европа соединяются с Байкалом и Сибирью. Раньше был «Великий шелковый путь». А это что, «Великий мусорный путь»? И этим путем пройдет и наша экспедиция, чтобы наглядно показать: это общие проблемы всей нашей страны! Нигде «отсидеться» не получится! Хотите стать дауншифтером, отшельником в Сибирской тайге? Тогда вы просто даун: если мы не будем отстаивать свою землю сегодня, то «брикетированный мусор» или радиоактивные отходы запросто «закинут к вам в огород»!

Каждый раз при строительстве свалки или промышленного предприятия нам говорят, что все безопасно. Все экологические нормы соблюдаются. И каждый раз потом, через несколько лет, выясняется, что не все было учтено. Что-то просочилось, где-то утечка, грунт, оказывается, не дает 100% изоляции, а только замедляет распространение ядовитых отходов.

Но вернемся к Финскому заливу, раз проблемы я сейчас иллюстрирую на его примере. Приведу положительный пример, для разнообразия. На сегодняшний день 100% сточных вод города Санкт-Петербург очищается очистными сооружениями. Только очищенные стоки.

Давайте посмотрим на бытовые сточные воды и очистные сооружения.

Для благозвучности очистные сооружения крупных городов называют «центрами аэрации» или «станциями аэрации». Хотя, никакой «аэрации» там не производится. Процесс очистки сложный, длительный. Включает 4 этапа. Механический, биологический, физико-химический и дезинфекция сточных вод. Сначала все механически фильтруется. Потом биологические отстойники. Биологическая очистка предполагает очистку растворённой части загрязнений сточных вод специальными микроорганизмами (бактериями и простейшими), которые называются активным илом или биоплёнкой. По сути, все сбраживается в гигантских емкостях. Потом отделяется жидкая часть от ила с микроорганизмами. Жидкая часть затем сливается на грунт или в водоемы. Перед этим дезинфицируется. Где-то и ультрафиолетовым облучением и озоном (озонированием). Но мало где. В основном, просто хлорируют. То есть, и на этом, самом последнем, этапе все токсично. И, главное, несет в себе микроорганизмы. Те самые аэробные и анаэробные бактерии, которые «сбраживали» стоки на втором, биологическом, этапе. Те самые микроорганизмы, которые на миллионы лет старше нас. Те самые микроорганизмы, которые очень легко приспосабливаются к любым условиям, адаптируются, меняются и мутируют. И которые подвергаются воздействию разнообразнейших веществ в составе сточных вод, а значит, адаптируются и к ним. Там и моющие средства, и антибиотики и другие лекарственные препараты, и средства для чистки труб. Чего там только нет. Недавно по всему миру, по всем крупным рекам, проводились анализы на содержание медицинских препаратов. Их обнаружили везде, во всех реках мира. Где-то в запредельных концентрациях даже. Это реки Индии и Китая. Препараты для лечения сахарного диабета, антибиотики и синтетические аналоги женских гормонов – в самом большом количестве.

На фотографии видно, как отдыхающие проводят время на берегу Финского залива. Вода здесь жутко воняет, на фото виден мусор плавающий на поверхности. В 600 метрах фекальные воды спускаются в воду!

В Финском заливе велико аномальное загрязнение ионами ртути и меди, хлорорганическими пестицидами, фенолами, нефтепродуктами, полиароматическими углеводородами. И антибиотики, и другие медицинские препараты там имеются. Напомню, что 100%-ными стоки стали недавно. До этого большое количество стоков вообще не очищалось. И все это оседает на дно. В дельте Невы, на Невской губе формируется донный ил. По сути, те же очистные сооружения, только естественные, что и на втором этапе биологической очистки.

И вот тут мы подошли к самому интересному. Такие исследования только появились. Они еще не многим известны и на Википедию я сослаться не могу. Но найти можно. Желательно еще обладать минимальными знаниями микробиологии для понимания. Уже устоялось понятие «суперинфекции». Первыми такие микроорганизмы были обнаружены как внутрибольничная инфекция. Штаммы обычных стафилококков и стрептококков, но не чувствительные к антибиотикам. Фармкомпании разрабатывают новые антибиотики, но микроорганизмы и к ним приспосабливаются все быстрее. Инфекционные заболевания, но лекарств от них нет. Обнаружены и штаммы туберкулеза, которые не лечатся. Наиболее распространены в Индии, Китае и России, кстати.

Мы посетили побережье Финского залива по нескольким координатам. Ситуация везде одинаковая! Экология водных горизонтов Ленинградской области — катастрофическая.

Отдельная тема – ротавирусная инфекция. «Кишечный грипп», с которым многие, возможно, даже сталкивались. На территории России ротавирус наиболее распространен на Черноморском побережье. Из отпусков часто привозят. Это уже вирус, не клеточная форма микроорганизма. Имеет много типоформ, мутирует, приспосабливается еще быстрее, чем бактерии.

Так вот, есть обоснованные предположения, что донный ил водоемов становится источником суперинфекций. Наличие и аккумуляция за многие годы там мутагенов и антибиотиков создает условия для ускоренного изменения микроорганизмов. Как и в больницах, где суперинфекции были впервые выявлены. И, следуя этой логике, аэрационные поля биологической стадии очистки – просто шикарные рукотворные станции «стимулированной эволюции» микробов. Во что-то, что нам может совсем не понравиться…

Автор: писатель Павел Пашков. 

 

СТАНЬТЕ СОУЧАСТНИКОМ

Считаете этот материал важным? Станьте соучастником проектов Павла Пашкова и поддержите Русскую Тайгу, экспедиции и выход новых материалов.

Сбербанк: 5469 4000 3350 5087 (П.Пашков)
Яндекс. деньги: 410014591400990

Узнать подробнее

загрузка
×

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять