«Нечто», замаскированное под «ничто». О взрывах на Беломорье! Важно!

«Нечто», замаскированное под «ничто». О взрывах на Беломорье! Важно!
Изображение от GREENPEACE

У меня мои читатели спрашивают материал про радиационную опасность после взрыва в Нёноксе, на Беломорье.

Все под грифом «совершенно секретно», я в таком же положении, как вы: только обрывки информации! Признают только под давлением уже «вырвавшихся на свободу фактов»  что-то! Плохо, что под завесой секретности и важные для нас, простых людей, данные. Изложу то, что уже «засветилось».

Постараюсь проанализировать, что доступно.

Первое.

8 августа на морском ракетном полигоне возле Нёноксы на Белом море ЧП. Взорвалось нечто. «Ядерная батарейка», «портативный ядерный реактор» или «жидкостная реактивная двигательная установка», как заявили изначально, — не суть! Скорее, как предполагают западные эксперты, авария крылатой ракеты с ядерным двигателем «Буревестник». Минимум 7 погибших признали. Двое военных и пятеро ученых саровского ядерного центра. Посмертно их поспешили наградить орденами Мужества. «Росатом» сообщает, что в больнице остаются шесть пострадавших: три специалиста корпорации и три сотрудника Минобороны. Повышение радиационного фона в районе Северодвинска признали. Пострадавших в обычной, а не военной больнице не скроешь. Нахождение в районе аварии специального транспортного танкера «Серебрянка» ФГУП «Атомфлот», предназначенного для приема, временного хранения, транспортировки и выдачи жидких радиоактивных отходов, погрузки или разгрузки отработавших тепловыделяющих сборок в контейнеры – не скроешь. Район  Двинского залива в Белом море объявлен запретным для плавания сроком с 09 августа по 10 сентября 2019 года.

Вопрос первый.

Секретные военные разработки – все понятно. Но! Почему то не очень все секретно для «потенциального противника». Зато опасности, риски для здоровья людей начинают сходу «секретить» от собственных граждан. И нам Трамп, президент США (!!!), рассказывает, что же у нас взорвалось. Людям, жителям региона важно не это! Важна опасность для них и их детей. Важно знать, что делать. Нет ответа! Сейчас «информируют»: воздействие радиации ничтожно. Вы им верите? Я – нет. Вот, хотел бы верить, а не могу. Идиотом начинаю себя чувствовать, доверяя тем, кто начинает с обмана и признает что-то только под давлением неопровержимых доказательств.

Второе.

В любом случае, при взрыве был разрушен радиоизотопный источник. Нам ни к чему «военная тайна»! Важны последствия для людей! Радиоактивные изотопы при взрыве были выброшены в море и в атмосферу. Причём, в воздух попала меньшая часть. Она была обнаружена датчиками системы предупреждения радиоактивного загрязнения в Северодвинске. И пунктами мониторинга радиации Росгидромета. По разным данным, превышение от 4 до 20 раз от нормы. Кратковременное.

«Нечто», замаскированное под «ничто». О взрывах на Беломорье! Важно!

Столб радиоактивного пара, выброшенного взрывом на значительную высоту, снесло ветром на восток, мимо Неноксы на Северодвинск. Верхняя часть этого облака достигла Архангельска. Затем, изменившимся ветром, его понесло на юг, на Плесецк, Каргополь, Вельск. Осадки почти не выпадали. Но там, где они выпали — очаги слабого радиоактивного заражения.

Большая часть радиоизотопов и радиоактивных частей «секретного нечто» осталась в море. Крупные части утонули на дне Двинской губы. Будут служить источником длительного радиоактивного заражения. Взвесь (пыль, мелкие частицы) разносится морскими течениями. Поэтому эту часть радиоактивного заражения можно обнаружить в море по направлению течений от этого места.

Такие мои выводы. Крупные обломки спецсуда как-раз сейчас ищут в акватории. Что-то найдут и утилизуют. Что-то – нет.

Эксперты упоминают об аварии на японской атомной электростанции Фукусима, когда в открытый океан попало несколько тонн токсичных радиоактивных отходов, но масштабной экологической катастрофы не произошло, так как, смешавшись с океанскими массами, радиоактивный фон «грязной» воды через короткий срок опустился до природных значений. Комиссии разные еще работают. Но выводы говорят уже сейчас: «превышение фона носило кратковременный характер» и «может считаться по своему воздействию ничтожным». Жителей Нёноксы предупредили, что было бы неплохо уехать. Но, типа, не официально. Как хотите.

Вопрос второй.

Хорошо было бы видеть карту загрязнений. Данные точного мониторинга. Но этого не будет. Я так понимаю, и в итоговом отчете будет «все хорошо», не вдаваясь в подробности.

Третье.

«The Moscow Times» 16 августа разместил материал. Источник – врачи больницы, где оказывали помощь пострадавшим.

( https://www.themoscowtimes.com/2019/08/16/exclusive-russian-doctors-say-they-werent-warned-patients-were-nuclear-accident-victims-a66896 )

«Никто — ни руководство больницы, ни сотрудники Минздрава, ни региональные чиновники, ни губернатор — не уведомляли персонал о том, что пациенты заражены радиацией»,— рассказал газете врач.

«Сотрудники в ярости, если не сказать больше. Мы не были готовы к этому, и другие люди могли пострадать.»

По словам источников среди медперсонала, на следующий день после ЧП, 9 августа, сотрудники Федеральной службы безопасности попросили всех врачей и медсестер, которые работали с пациентами напрямую, дать подписку о неразглашении. «Их не заставляли подписывать, но когда три сотрудника ФСБ приходят с подпиской и просят расписаться, мало кто скажет «нет»»,— говорит один из медиков.

Сейчас около 60 человек из сотрудников больницы приняли предложение пройти обследование в Москве. По словам трех врачей, в том числе обоих высокопоставленных источников, у одного из врачей, прилетевших в Москву, обнаружили в мышечной ткани цезий-137 — радиоактивный изотоп, являющийся побочным продуктом ядерного деления урана-235.

Медики сказали, что сотрудники службы безопасности, удалили всю информацию об инциденте, которая была в записях больницы. «Как будто события больше не существует», — сказал один из врачей. – «Без документов персонал не смог бы никого привлечь к суду, даже если бы захотел».

Вопрос третий.

На мой взгляд, предпринимаются шаги не для сохранения «страшной военной тайны», как таковой. Гораздо больше «компетентные и карающие» озабочены уничтожением доказательств, чтобы люди потом не могли потребовать каких-то компенсаций по суду.

Мои выводы.

— Непосредственной опасности сейчас нет. Ситуация та же, что и в зонах распространения «радиоактивного следа» от Семипалатинского полигона в Алтайском крае или от чернобыльской аварии, вплоть до Тульской области, с осадками.

— Никаких «безопасных концентраций» просто не существует. Все остается в экосфере регионов, проявляется в виде накапливающихся мутаций в геномах живых организмов. И мы с вами в этот процесс включены. Наиболее опасно употребление в пищу местных грибов, рыбы и животных продуктов. Процесс идет столетиями.

— Результат будет заметен в статистике, с годами. У кого-то микро-мутации пройдут внешне не заметно. Но возрастет число онкологических заболеваний. Допустим, где было 5% раковых больных, их станет 17%. Такая статистика… э… не будет слишком широко афишироваться, и все.

— Реальным личным решением, для себя и будущего своих детей, мог бы быть переезд в «чистую» зону. Таких территорий, и у нас в стране, и в мире в целом, уже очень мало. Никакие «народные средства от радиации» ( водка, йод и т. д.) не работают. Просто мифы. Разве что водка может помочь «залить мозги» и не думать о проблемах.

Выводы не утешительные, согласен.

Еще раз из «The Moscow Times»:

«Это точно так, как в сериале про Чернобыль», — сказал один из врачей через три дня после взрыва в Северодвинске. – «Тридцать три года спустя наше правительство ничему не научилось. Они все время пытаются скрыть правду».

Автор: писатель Павел Пашков.

Павел Пашков

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять