Как Сталин пытался природу восстановить

Как Сталин пытался природу восстановить

Я сейчас плотно занимаюсь изучением лесохозяйственной деятельности послевоенного времени. Это важно для того, чтобы понять, какие ошибки совершаются сегодня. Давно понятно, что действующая система лесного хозяйства в стране – губительна для экологии. В гонке за сиюминутной прибылью уничтожаются миллионы гектар тайги, ради первичного лесопользования. Лишь видимую часть деревьев, величавые стволы, рубят примитивным способом и кругляком вывозят из страны.

В советское время предприятий было много. Лесозаготовка была колоссальной, но и лесовосстановление было потрясающим. Объемы восстановленного леса порою в разы превосходили вырубки. Был реальный действующий контроль, были лесники с оружием, знающие тайгу, профессионалы своего дела. Многие мои читатели часто упоминают о том, что, мол, в СССР рубок было больше и ничего страшного. Да! Вырубали леса, страна поднималась. После войны был упадок, разрушена инфраструктура, сожжены дома. Требовался ресурс для восстановления страны! Для людей, прежде всего. Те вырубки, которые были в советском союзе – оправданы. Хотя бы тем, что восстанавливался лес в полном объеме. И не на бумаге, а в жизни. Я сейчас наблюдаю в лесах, как компании выпиливают лес, который был восстановлен нашими советскими предками. Везут тонкомер, спички, по сути, и это отрицать глубо. Стоит приехать, скажем, в республику Карелия и в течение дня постоять возле лесных дорог. Вы насчитаете сотни груженых машин с тонкой как прутья древесиной. При этом в лесах восстановление скорее формальное, чем настоящее. Если лес возле населенных пунктов еще хоть как-то восстанавливают, дабы не злить людей, то там, в глубине тайги, где нет человеческих глаз – рубки идут нещадно, а после брошенные лесосеки и никакого восстановления.

А почему? Да потому, что нет лесников. Нет контроля! Единичные сотрудники лесного хозяйства на стареньких «нивах» объезжаю асфальтированные дороги вдоль лесничеств. Этим, увы, ограничивается нынешний контроль за лесным сектором страны. Стоит вспомнить завалы древесины в Тверской губернии, о которых я упоминал ранее в своих материалах. Мною было написано заявление в прокуратуру и после тщательного расследования, сотрудники прокуратуры действительно подтвердили, что завалы древесины нарушают всевозможные законы. Огромные кучи деревьев, сотни великанов, были выброшены возле трассы. Лежат там не один год, и вопрос напрашивается сам по себе: почему никто кроме Павла Пашкова не обратил на это внимание? Тысячи проезжающих машин, и лесники в том числе. Значить это может только одно: все делают вид, что ничего не замечают. И вот она, реальная проблема лесного хозяйства России. Просто один живой пример из миллионов иных таких же по стране.

Я приезжаю на вырубки – и везде одна имитация заботы о лесах. Имитация! Подлог! Как вы можете назвать людей, которые закрашивают ржавчину на машинах перед их продажей? Несомненно, мошенники. Разве не обман, прятать от глаз покупателя откровенно сгнившие места? Обман. Тоже самое и с лесами. Бизнес, которому отдали леса и обязали восстанавливать порубочные лесосеки, делает вид, что выполняет обязательства. И вся лесная система у нас – это прогнившее решето. А что до лесников? Да кто их в лесу то видел. Им тоже работать не хочется за мизерную зарплату. Проще в бумаге печать поставить и дальше скучать в доме лесника, меланхолично покуривая табакерку. Я встречал заботливых профессионалов, со старой жилкой, настоящих борцов за тайгу! Но их единицы. Они понимают проблемы, но руками разводят «а что сделать то можно?». Простые Русские мужики, и сами осознают, что некому за тайгу стоять.

1946 — 1947 годы, после войны, для наших советских предков были настоящим испытаниям. Страну охватила страшная засуха и голод. Не хватало рук для сельскохозяйственного производства, не хватало лошадей и техники. При этом правительство прятало большое количество зерна на случай начала новой войны, а также в политических целях экспортировали зерно за рубеж. Эти годы были ужасными: голодали люди, голодали маленькие дети. Давайте, чтобы вам, мои дорогие читатели было понятнее, опубликую отрывок из воспоминаний Соколова Владимира Григорьевича 1929 года (Курская область, слобода Белая).

То время помнится действительно тяжелейшими испытаниями. Отец работал маляром в районе, я заканчивал учёбу и одновременно подрабатывал с ним. Часто бывало такое, что для того, чтобы только пообедать — приходилось идти к отцу за несколько километров. Простой борщ из крапивы, да хлеб как глина — от которого чуть не умер как-то. А мать вообще непонятно что ела: как говорила — лепёшки из листьев и цветов липы. Люди находились всё время в режиме миграции: искали где и как выжить, на вокзалах обросшие и измождённые люди, на улицах можно и умерших видеть. И это всего лишь на следующий год после Победы…

 Соколов В.Г 1929 г.

Тяжелые времена для наших советских предков, измученных войной и голодом, послужили созданию проекта «Великий план преобразования природы». Это была важнейшая комплексная программа, которая находилась под непосредственным контролем ведущих научных сотрудников СССР и под личным руководством Сталина. Тогда, Советом Министров СССР было введено в действие постановление «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР». Таких масштабов, в которых трудолюбивый советский народ восстанавливал природу, до сего времени не было нигде в мире. Были созданы глобальные лесополосы, которые препятствовали появлению суховеям и меняли климат на общей площади свыше 120 миллионов гектар. Вдумайтесь в эти цифры, друзья мои! Оцените масштабы, в которых было возможно восстанавливать природу, создавать наилучшие условия для сельского хозяйства. Одним из ведущих направлений в плане было создание полезащитных лесоразведений, а также орошение земли. Рассчитывалось, что с 1946 по 1965 годы (всего за 19 лет) в стране будет создано восемь крупных государственных лесополос в степных и полустепных зонах, а их протяженность составит более 5300 км. Цели обозначены были очень точно. Остановить засуху, защитить сельское хозяйство, остановить распространение пустынь в южных регионах страны. Планировалось высадить более 4 миллионов гектар леса, кроме защитных лесополос.

За это время в СССР было создано порядка 4 тысяч водохранилищ, что позволило улучшить окружающую среду. А люди получили возможность вырабатывать электроэнергию, вести промысел, в засуху поливать сельскохозяйственные поля водой. В том числе были урегулированы стоки многих рек, построены новые водные пути. Все это работало! Под руководством Сталина. Но, к сожалению, когда он умер в 1953 году, план был свернут. Более того, начались вырубки лесополос ради древесины, пруды и водохранилища забросили, а созданные в 1949-1955 годы 570 лесозащитных станций просто тупо ликвидировали. С этого времени, пусть и держался еще советский союз, но началось уничтожение экологии.

Снабжение сельского хозяйства водой по сравнению с 1984 годом уменьшилось минимум в 3,4 раза. Статистика есть только с 1984 года, но можно представить насколько сильной была деградация. И остается, к сожалению. Чтобы не говорили нынешние власти! В 1980-е годы посадка леса в лесополосах варьировалась примерно в количестве 30 тысяч гектар/год. На 2007 год посадка леса в лесополосах составляла всего 0,3 гектар. Это дата взята не случайно – именно в 2007 году было введен новый лесной кодекс, который, по сути, является преступным по отношению к Русской Тайге.

Что еще произошло с тех пор? К минимуму сведено сельское хозяйство, фермы, сознательно загублены Русские деревни. Уничтожены предприятия, в том числе уничтожены предприятия глубокой лесопереработки, а древесина миллионами кубометров за копейки идет на экспорт в Китай. Еще совсем маленьким, когда я рос на Алтае в горах, помню, что у нас работали предприятия. Были колхозы, развито сельское хозяйство. Были пастбища. Люди работали, а предприятия были образующими. После, когда я уже становился старше, я замечал все больше закрытых предприятий! С годами в нашем районе не осталось предприятий вообще, полуразрушенные здания разрисованные «графити» и земли бывших колхозов, которые поделили между людьми и отдали в собственность. Так эти поля и простаивают, ненужные никому. Я рос и видел как нищает народ, как спиваются мужики от безработицы, как медленно в трясину уходит Русская глубинка. Ныне и нет тех деревень, села обмельчали, бабушки да дедушки в жуткой бедности доживают свой век. И некому Россию поднять! И нет у нас героев.

Так и остался «Великий план преобразования природы» позабытым. Страна – как сырьевая колония, все рвут на части и тайгу Русскую на части разрывают. Живую плоть мечут клыками. Чуть-чуть еще, соратники. И вовсе дети знать не будут, что такое тайга!

Автор: Павел Пашков. 
Павел Пашков

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять