Как крадут Русский лес: заметка из экспедиции…

Как крадут Русский лес: заметка из экспедиции...

Берешь лесовоз, бензопилы и топоры. Нанимаешь бригаду лесорубов и выезжаешь в лес. Что вырубил – все твое. Спрос на лес есть всегда! Доход, конечно, с такой браконьерской операции может быть разный. В зависимости от ценности древесины и покупателя. От относительно небольших денег, когда продаешь дрова местным жителям. До сумм в сотню раз больших за ту же работу. Когда продаешь ценную древесину какой-нибудь пилораме, которая заинтересована в элитных сортах дерева. Вот причина, кстати, почему браконьеры лезут даже в заповедники! Зная прекрасно, что там реально лесные участки охраняются на порядки лучше, чем где-либо еще. Дорогая древесина! Работа та же, а доход в сотню раз больше!

Так было еще совсем недавно. Прямое, 100%-ное браконьерство. Никаких документов, никаких разрешений. Русская Тайга не охранялась в течение множества лет никак!

Больше того: вырубленный лес зачастую не легализовывался даже на этапе продажи конечному покупателю! Предприятие производственное в сфере обработки древесины продает конечную продукцию. Допустим, доски, погонаж (готовый плинтус, отделочную рейку и т. п.). Или даже готовые рамы для окон или целые деревянные дома. А откуда сырье и легально ли оно, никто предпринимателя и не спрашивал никогда! Вообще! Вот и процветало «лесное пиратство» в чистом виде: полностью нелегально.

Сейчас ситуация меняется.

Власти осознали, какой объем «лесного пиратства» существовал, и какие деньги терял государственный бюджет.

Именно поэтому первым делом власти налаживают контроль. Систему Лес-ЕГАИС. Когда путь древесины прослеживается от этапа вырубки, до этапа конечного продукта из древесины. Допустим, просчитывается, сколько древесины нужно на производство одного стула или одного листа фанеры. И сколько стволов деревьев закупило предприятие. Создается система контроля, при которой невозможным станет закуп неучтенной древесины у «лесного пирата».

Более сложные схемы, чем прямое воровство, существовали всегда. Сейчас, в связи с тем, что власти налаживают систему контроля, именно такие схемы начинают использоваться шире и становятся все более сложными. Просто так, вырубить-вывезти-продать полностью нелегально, невозможно уже сейчас! Вот и перемещается расхищение Русской Тайги из собственно леса в кабинеты и офисы. На первый план выходит оформление документов, легализующих древесину.

На дорогах проверки лесовозов. Если недавно полиция просто не знала, как оценить, допустим, объем бревен в кубометрах, то теперь есть даже специализированные подразделения «лесной полиции».

Таможенные операции на границах контролируются все лучше.

Производство должно отчитаться, сколько произведено продукции и сколько древесины для этого закуплено. И цифры должны сойтись, иначе огромный штраф!

Те предприниматели, которые работали легально, ругают усилившуюся отчетность, создающую лишние трудности, но продолжают работать. Система государственного учета Лес-ЕГАИС понемногу, со скрипом, но охватывает все регионы страны.

Но!

Система учета хорошо работает там, где и так все легально! Она «видит» документы, проходящую разные этапы производственного цикла древесину исключительно по документам!

«Вуаля!» – говорят крупные «лесные пираты», – «Значит, нужно просто «нарисовать» легальную историю нашей нелегальной древесине на бумажках!»

И да, усиление контроля делает фактически невозможным хищение древесины для «мелочи». Для тех мелких браконьеров, которые, допустим, вырубали лес на дрова и продавали потом дрова односельчанам. А вот «крупняк» просто меняет схему работы! Расхищение Русской Тайги становится «беловоротничковой преступностью». Совершается юристами в офисах, а не мужиками с бензопилами в руках.

Берется в аренду лесоучасток на 49 лет. Легально!

Количество древесины не занижается: сколько есть, сколько вырублено, столько и отражается в документах. Все честно и легально!

За пределы выделенного лесоучастка никто не выходит: ни-ни! Тем более что есть сейчас в каких-то регионах лесные инспектора. А где-то этим занимаются даже подразделения полиции. Все в отведенных рамках и легально!

Дальше отражение всех движений леса в системе Лес-ЕГАИС. Все легально!

Если идет вывоз леса за границу, то также все по закону. В пределах квот. Запретят вывоз бревен не обработанных? Значит, брус, доска. Все легально! Иногда для легализации операции по вывозу бревен за границу достаточно просто освободить их от коры – и уже обработанная древесина.

И совершенно легально все операции оформляются на юридическое лицо, которое бросается через какое-то время. Обычная фирма-«однодневка». Отработанный годами формат уклонения от налогов или обналичивания денежных средств.

Просто уклонение от налогов, ну и что? Да, государство недополучит налогов. А Русской Тайге от этого, какой вред?

Ситуация в следующем: контроль властей за лесным фондом страны, это только первый необходимый шаг для сохранения Русской Тайги. Только экстренная мера, чтобы сбить большой огонь! Сейчас леса наши просто сгорают в пламени человеческой жажды наживы!

Но СТРАТЕГИЧЕСКИ даже самый жесткий контроль не решит вообще ничего! Это, кстати, понимают и в государственных органах. Вводя ограничения так и говорят: экстренные меры. Разрабатывается новый Лесной кодекс. Проводятся работы по оценке лесного фонда страны. Актуальнейший вопрос: Сколько же лесов у нас осталось, и в каком они состоянии?! А никто не знает! В масштабах страны таких актуальных данных просто нет! А как налаживать СИСТЕМУ ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ, если нет даже актуальных данных о количестве и качестве лесного фонда?!

Если говорить о СТРАТЕГИЧЕСКОМ сохранении Русской Тайги, то в основе – изменение самого отношения человека к лесу. И, уже как следствие, изменение методов хозяйственной деятельности. До этого далеко! Государственный контроль – только первый маленький шаг в этом направлении. И то, и этот шаг органы власти сделали под влиянием общества, под влиянием массового возмущения граждан тем, что творилось в Русской Тайге годами!

И нужно понимать, что и последующие изменения для сохранения лесов нашей страны просто невозможны без участия всего общества, всех нас! Общественный контроль, с одной стороны. И формирование общественного мнения, с другой стороны. Изменение самого отношения людей к лесу. Понимание широкими массами людей, что такое «экологическая система». Элементарное экологическое просвещение, начиная с ребятишек.

Как когда-то после Октябрьской революции велась борьба с неграмотностью!

Так и сейчас, впору вести борьбу с экологической неграмотностью! Экологический Ликбез!

ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

Павел Пашков

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять