Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции…

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Я искренне не понимаю, как правительство сейчас собирается брать под контроль лесной сектор страны? Уничтожение Русской Тайги как шло, так и идет, тем же темпом, причем сейчас проверяя леса в северо-западных регионах страны, я вижу, что объемы вырубок только увеличиваются.

Электронные системы, виртуальный контроль, QR-коды. Что там еще власти придумали?

Это все конечно хорошо. Но только никто из этих самых «управленцев» во власти толком в лесах то и не был. Принимая решение «контролировать все и всех» и пытаясь отжать себе, лесной сектор у бизнеса (которому власти подарили тайгу в 2007 году), правительство хочет вернуть в свои руки контроль над Русской Тайгой! И я прекрасно понимаю, что тут даже речи не идет о сохранении лесов, их интересует возвращение огромного денежного потока, который сейчас оседает в карманах коррупционеров и бизнеса.

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Мы сейчас проводим экспедицию в защиту лесов России. Сегодня весь день прорывались к вырубкам! Разнесенные тяжелой лесозаготовительной техникой дороги, грязь по колено, несколько раз «зарылись» и еле-еле вытаскивали автомобиль из грязи. Нам удалось добраться до сплетения трех областей Вологодской, Новгородской и Тверской. Что сразу бросается в глаза?

Во-первых, полное отсутствие нормальных дорог. Я даже не намекаю на асфальт, через лесные массивы пролегают естественно-накатанные дороги, которые из-за тяжелых лесовозов превратились в одно огромное сплошное препятствие. Проехать здесь на легковом автомобиле крайне сложно, у нас внедорожник и мы постоянно зарывались в грязи. Причем эта «дорога» проходит сотни километров через лесные массивы, между деревнями и селами. В некоторых селах еще есть живые местные жители, более мелкие поселения, деревни и хутора, давно вымерли. От домов ничего не осталось, напоминает о жизни здесь когда-то только кладбища, коих здесь множество. И вот среди этих разрушенных деревень и кладбищ не переставая ездят лесовозы.

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Скоро сдохнут последние волки: заметка из экспедиции...

Во-вторых, здесь нет мобильной связи. Вообще! Какие нахер системы контроля, QR-коды и прочее? Если правительство даже не в состоянии наладить мобильную связь в регионах. Выезжаешь из еще живого поселения и пропадаешь с радаров, если тебя решат здесь убить, то обязательно убьют! Никто не найдет потом. Глушь. Я не говорю про отсутствие связи в самих лесах, понятно, природа. Я говорю о том, что современные населенные пункты, села и деревни, находятся вне зоны какой-либо связи. Полная изоляция! Уничтожив инфраструктуру, обрубив для людей любые возможности связываться друг с другом, население Русской глубинки сознательно выдавливают из деревень. Нет людей – нет проблем. Нет людей – можно спокойно вырубать, добывать и уничтожать.

Пятница-суббота. Два дня мы здесь плотно проверяли леса. Какие мог нарушения, я зафиксировал (координаты), направим в органы для проверки, но колоссальное количество преступлений против Русской Тайги фиксировать не вижу смысла. Здесь одно сплошное преступление! Мы разобьем лесные территории на сектора, подготовим собственную карту, чтобы по ней в следующем году провести серию рейдов. Погодные условия сейчас жесткие, в лес глубоко забираться тяжело, объем работы выполнить можем меньше запланированного.

При этом полагаю, что если бы власти хотели жестко пресекать преступления – то они бы пресекали их! Приехали бы сюда, проверили бы леса и навели порядок. Но этого нет, и не будет.

Лесников в стране почти нет. Лесное хозяйство развалено! Приезжая в тайгу слышим оглушительный рев бензопил и скрип падающих деревьев. Каждые несколько минут по убитой дороге несутся ржавые лесовозы, вывозя по кускам Русскую Тайгу. Многие машины без номеров. Повсюду валяются сгнившие «невостребованные» деревья, которые спилили и тупо бросили гнить. Не убранные лесосеки! Что же до контроля? Пока нам правительство рассказывает о «QR-кодах на каждое дерево» – здесь, вблизи от Москвы, в северо-западных регионах, идет масштабное варварское расхищение Русской Тайги. При этом за два полных дня работы в лесах я не увидел ни одного лесника, ни единой машины с лесным инспектором, не встретил я здесь и сотрудников ГИБДД, которые могли бы остановить лесовоз и проверить документы. И я их понимаю: сунутся сюда, застрянут. Потому, что нет дорог и даже мобильной связи, чтобы помощь вызвать.

Местных жителей почти не осталось, деревни уничтожены, а значит, никто не помешает уничтожать леса. Разве, что с кладбищ одиноко завоют голодные волки, с голодухи раскапывая человеческие тела. Оттого, что и в лесу еды для них с каждым днем все меньше…

Мы сейчас едем дальше! Экспедиция в защиту лесов России продолжается. Какие мог координаты сохранил, будем возвращаться сюда заново к лету, когда станет сухо, пробираться глубже в тайгу, фиксировать и решать проблемы. Я уверен, что если не правительство, то мы с вами, соратники, сможем навести порядок в лесах и защитить нашу Русскую Тайгу!

ПАВЕЛ ПАШКОВ


 

Павел Пашков

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять