Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

Мои читатели сообщают о том, что южные регионы России все сильнее охватывает засуха. В этом году катастрофически обмелели реки, а со стороны Прикаспийской низменности наступает опустынивание земель.

Экологические бедствия в южных регионах страны – только начинаются.

Сейчас начал разбираться в проблеме, изучаю обращения жителей регионов. В нашей весенней экспедиции «Экспедиция южный лес 2021» мы отправимся в регионы, проедем несколько тысяч километров, прямо на месте будем общаться с людьми, изучать экологические бедствия и готовить материал. Как всегда уничтожение природы, вымирание целых регионов, происходит по вине бизнеса. Я понимаю, что проблемы глобальны и повлиять на них, нам, обществу, крайне сложно. Но мы попытаемся.

До экспедиции у нас еще есть время, несколько месяцев. На данный момент я принимаю ваши обращения, все изучаем, готовимся. Постараемся от имени общества, от каждого из нас с вами, сделать все возможное, чтобы привлечь внимание миллионов людей к экологическим проблемам. А сейчас давайте я расскажу подробнее о том, что происходит. Прочитайте, это должен знать и понимать каждый!

Я повторюсь в начале. Те вещи, которые  я писал. И не раз! Два тезиса, которые касаются климатических изменений.

Первое. Глобальной экосистеме Земли, Биосфере – все равно! Наша планета переживала массовые вымирания биологических видов. И не раз! И если «лысая обезьяна» никак Человеком становиться не желает, а продолжает себя вести именно что как «обезьяна с гранатой» – это наши с вами проблемы, проблемы людей.

И второе – климатические изменения не просто прогнозировались учеными, но и есть достаточно точные климатические модели. Ничего неожиданного нет! Никакие «Ай-ай-ай, у нас катастрофическая засуха (наводнения; засуха и вызванные ей пожары; наводнения и засухи одновременно и далее, и далее)» – не стоит даже рассматривать. Стоит рассматривать только один вопрос: Почему при наличии научных прогнозов мы не в состоянии адаптировать свою систему ведения хозяйства к изменениям?

И на этот вопрос ответ-то простой! Система управления такова, что лучше всего отзывается на интересы коммерсантов, на интересы сугубо денежные и хорошо проплачиваемые. Корпорация «заходит на региональный рынок», «заливает миллион местным законодателям и миллион главе местной администрации» и получает в свои руки «административный ресурс» для выкачивания ста миллионов из местной землицы. (Слова, взятые в кавычки, кстати, это специфический сленг бизнеса. Из корпоративной инструкции взял, недавно попавшей в моё поле зрения, не я придумал! Специфические штампы мышления людей, отстаивающих свои коммерческие интересы!) А люди, народ, чьи интересы и должна по идее представлять местная администрация? А они «не конкурентоспособны»! Им по 100 рублей с человека не собрать этого пресловутого миллиона, чтобы «занести» местному Голове!

Я на сегодняшний день вижу только один механизм, худо-бедно, но работающий: общественное мнение, широкий общественный резонанс от каких-либо проблем. И соцсети нам с вами в помощь! Обращения рядовых госслужащих «наверх» – успешно игнорируются. Обращения граждан – успешно блокируются формальными отписками. Мнение ученых – да кому оно нужно вообще, видимо, во властных коридорах! И вот одно, что вызывало внимание власти за последние годы – широкое общественное обсуждение чего-то в интернете. Скандал, волна перепостов – ага, тогда слышат!

А ЕСЛИ МЫ МОЛЧАТЬ БУДЕМ – БУДЕТ СЛЫШЕН ОДИН ТОЛЬКО «ГОЛОС ДЕНЕГ»!

Ну, а теперь о погоде.

По пути к проблемным лесным районам Северного Кавказа пересекаю так называемую Прикубанскую низменность. Часть Азово-Кубанской равнины. На которой расположены также Ростовская земля, Ставрополье, Краснодарский край, Адыгея.

Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

2020 год выдался особо жарким и засушливым. Дон теряет воду. Река Кубань теряет воду. Цимлянское водохранилище на Дону – крайне низкий уровень воды. Летом ниже «мертвого уровня» упал уровень Краснодарского водохранилища. Мелкие реки всего региона мелеют, заболачиваются. Более южные регионы, предгорья и Кавказ – такие же изменения. Отступают и исчезают ледники. Серьезный дефицит воды в этом году испытывал Новороссийск. Почти полностью высохло Церковное водохранилище, которое снабжает водой Геленджик. Высохло, оголив корни кипарисов, которые всегда были в воде, озеро в Сукко. Во многих населенных пунктах проблемы с водоснабжением, вводились графики подачи воды.

Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

Климат становится более жарким и засушливым. И это не субъективные ощущения местных жителей. Это конкретные цифры, конкретные наблюдения метеорологов. И это сельскохозяйственный юг. Как привычно говорят, «сельскохозяйственная житница нашей страны». Проблемы с водой, со стоком мелких питающих рек везде. И в степной, равнинной зоне. И с реками, истоки которых в горах.

В этом году проблемой обезвоживания юга нашей страны всерьез озаботились и чиновники. Ай-ай-ай, «черный лебедь» прилетел! «Черный лебедь», кто не знает, это образное название неожиданного события. Почти невозможного, не прогнозируемого. Деды говорили в таких случаях: «Когда жареный петух клюнул в задницу», – и это было точнее! Извиняюсь за грубость простонародного выражения, но оно суть правильное!

Чиновники Краснодарского края предлагают программу экологической реабилитации степных рек. Просят у федерального центра на очистку шести рек два миллиарда семьсот миллионов рублей. Общая протяженность этих рек 66,2 километра. Это Кирпили в Кореновском районе, Правый Бейсужек в Брюховецком районе, Гречаная балка в Калининском районе, Понура и еще две балки в Динском районе. Как понимаете, это не весь бассейн, это часть рек, питающих главную водную артерию.

Минприроды России предлагает правительству РФ реализовать комплексный федеральный проект по спасению Дона. Больше того, обсуждаются, по крайней мере, проекты по переброске воды из бассейна Волги в бассейн Дона.

Честно, не знаю как эти все управленческие решения и комментировать. Кто их принимает? На основании каких данных? Управленцы по поводу таких предложений консультируются где: в научных институтах или в старшей группе детского сада?

Возможно, я сам чего-то не понимаю. Информация общедоступная: СМИ, от них перехожу к научной аналитике по теме, весьма ограниченной. Хожу ногами по земле. Разговариваю с людьми в регионах. И вот что я вижу:

Первое.

Любые переливания из Волги в Дон, требующие при этом миллиардных вложений – это прямое переливание из пустого в порожнее! Экспедиция по Волге позволила все своими глазами увидеть. Прикаспийская низменность – засуха в этом году. Дагестан, Калмыкия – проблемы с водой, проблемы в сельском хозяйстве в этом году. Верхнее течение Волги от Верх-Волжских озер и бассейн Камы не спасают нижнее течение Волги от проблем, созданных самими людьми. Способна ли решить что-то дорогостоящая переброска воды?

Второе.

Все темы про «черных лебедей» непредсказуемых событий, непредсказуемые капризы природы – вообще ни о чём! У нас примерно 150 лет истории климатических наблюдений. Данные гидрометеорологических постов, цифры, статистика. Проявляющийся сейчас климатический тренд на юге страны отмечается некоторыми специалистами с 1987 года. Анализ изменений температур такой, что температура повысилась приблизительно на 2,5 градуса зимняя и на 1,5 градуса летняя. И это не уникально для региона! Это примерно соответствует глобальным трендам в полтора-два градуса в мире. В Краснодарском крае есть ледники. Ледники – это вообще отличный индикатор изменений! Они уменьшаются по размеру и по объему. Самый близкий – ледник на горе Фишт, самый западный на Кавказе. Он очень долго находился в состоянии стационарном, не менялся за десятилетия наблюдений. Но, начиная с 2010 года, он резко отступил на десятки метров. Четкие индикаторы, очевидный тренд, начавшиеся быстрые изменения 10 лет назад – и засуха, проблемы с водой в 2020 году при этом неожиданность?! Да ну! Разве что «неожиданность» для тех, кто не следит за научными данными и не слышит ученых!

Третье.

Статистика по осадкам такая, что среднегодовые значения почти не изменились. Изменилось только перераспределение в течении года, режим осадков. То есть, все проблемы с водой – это на 95% нерациональное ведение сельского хозяйства! Вопрос большой, долго расписывать. Смысл в том, что создан людьми искусственный биоценоз, который разрушает себя сам. Вместо самовосстанавливающегося биоценоза, который обычно формируется естественным образом. И это было показано в исследованиях биологами, экологами десятки раз! Смысл в том, что бесполезно переливать воду из реки в реку. Углублять дно реки есть смысл только для судоходства. Нужны совершенно другие мероприятия:

– Единая оценка биологической системы макрорегиона. В рамках бассейна конкретной реки, допустим. И, соответственно, единый стратегический план. В рамках целой биологической системы, а не в рамках искусственных административных единиц!

– Лесополосы. Все сельхозугодия делить на квадраты, ограниченные деревьями. По руслам рек и вершинам холмов – отдельные защитные рощи.

– Убирать запруды, искусственные озера с малых рек. Вероятно, необходимо ликвидировать порядка половины таких сооружений, понатыканных где попало без учета гидрологии и местного биоценоза.

– Пересматривать вопрос с выращиванием риса. А нужны ли рисовые чеки вообще, или это и есть создание типа самоуничтожающейся экологической системы для этого региона? Это отдельный вопрос, касающийся именно специфики Краснодарского края.

Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

Засыхающее черноземье: об экологических бедствиях юга России

Это отдельные тезисы, не всё. То, что позволяют рамки статьи. Чтобы проиллюстрировать читателю, что администраторы вообще не туда смотрят, совсем ни в ту сторону! Биоценоз, биологическая система не учитывается. Взаимосвязь участков леса с водным режимом в упор не видят. Ну, не существует для них связи деревьев с гидрологическим режимом территории и все тут! А пока власти «прогнозируют, что климатические изменения приводят к тому, что климат в Краснодарском и Ставропольском краях становится теплее, а, главное, суше. Это заставляет использовать мощное орошение сельскохозяйственных угодий во избежание снижения урожайности». Ничего, что именно это и усугубляет проблемы с водой?!

Мир прибыли, мир «экономической целесообразности» и дальше продолжает подрывать корни Мирового Древа.

«Ведь это дереву вредит, —
Ей с Дубу Ворон говорит, —
Коль корни обнажишь, оно засохнуть может».

«Пусть сохнет, — говорит Свинья, —
Ничуть меня то не тревожит,
В нем проку мало вижу я;
Хоть век его не будь, ничуть не пожалею;
Лишь были б желуди: ведь я от них жирею».

Грустно, конечно, но ни агрохолдинги, ни власти не усматривают, похоже, взаимосвязи между биоценозом и гидрологическим режимом региона; между биоценозом и самим сельскохозяйственным производством. «А в Древе проку мало вижу я – хоть век его не будь, ничуть не пожалею!»

ПАВЕЛ ПАШКОВ


 

Павел Пашков

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять